Эпидемиология сальмонеллеза

Из числа известных сальмонелл лишь S. typhi и S. paratyphi А вызывают заболевание только у человека - брюшной тиф и паратиф А. Все остальные сальмонеллы патогенны также для животных. Первичным источником сальмонелл являются животные: крупный рогатый скот, свиньи, водоплавающие птицы, куры, синантропные грызуны и большое число других животных. Заболевания животных, вызываемые сальмонеллами, подразделяются на 3 основные группы: первичные сальмонеллезы, вторичные сальмонеллезы и энтерит крупного рогатого скота. Первичные сальмонеллезы (паратиф телят, тиф поросят, тиф кур, дизентерия цыплят и т. д.) вызываются определенными возбудителями и протекают с характерной клиникой. Вторичные сальмонеллезы возникают при условиях, когда организм животного в результате каких-то причин (нередко различных болезней) резко ослаблен; они не связаны с конкретными типами сальмонелл у определенных животных, вызываются различными их серотипами, но чаще всего - S. typhimuriwn.

Энтерит крупного рогатого скота характеризуется определенной клинической картиной и в этом отношении сходен с первичным сальмонеллезом. Однако энтерит в данном случае является вторичным проявлением, первичную же роль играют различные предрасполагающие обстоятельства. Возбудителями его чаще всего бывают S. enteritidis и S. typhimurium.

Наиболее опасными источниками пищевых токсикоинфекций являются животные, страдающие вторичным сальмонеллезом и энтеритом крупного рогатого скота. Большую роль в эпидемиологии сальмонеллезов играют водоплавающие птицы и их яйца, а также куры, их яйца и другие птицепродукты. Сальмонеллы могут попасть в яйцо непосредственно во время его развития, но могут легко проникнуть и через неповрежденную скорлупу. Вспышки токсикоинфекций чаще всего связаны с употреблением мяса, инфицированного сальмонеллами, - до 70-75 %, в том числе до 30 % мяса скота вынужденного забоя. Вынужденному забою часто подвергают животных, находящихся в агональном состоянии. У ослабленных животных сальмонеллы легко проникают из кишечника в кровь, а через нее - в мышцы, обусловливая прижизненное инфицирование мяса. На долю яиц и птицепродуктов приходится более 10 %, на долю молока и молочных продуктов - около 10 %, и на долю рыбопродуктов - около 3-5 % всех вспышек сальмонеллезов.

Современная эпидемиология сальмонеллезов характеризуется постоянным ростом заболеваемости людей и животных и увеличением числа серотипов сальмонелл, вызывающих эти заболевания. С 1984 по 1988 г. в Англии число случаев сальмонеллезов возросло в 6 раз. Однако специалисты ВОЗ полагают, что истинное число случаев сальмонеллезов остается неизвестным. По их мнению, выявляется не более 5-10 % инфицированных лиц. Одной из основных причин роста заболеваемости сальмонеллезом является инфицирование пищевых продуктов при их производстве в результате широкого распространения сальмонелл на объектах внешней среды и на обрабатывающих предприятиях, куда поступают животные, у которых сальмонеллез протекает в скрытой форме. Одной из главных причин широкой циркуляции сальмонелл среди животных является применение корма, содержащего переработанные побочные продукты животного происхождения и очень часто зараженного сальмонеллами.

Несмотря на постоянное увеличение числа серотипов сальмонелл, выделяемых от людей и животных, по-прежнему до 98 % всех случаев сальмонеллезов обусловлено сальмонеллами групп А, В, С, D и Е, в первую очередь S. typhimurium и 5. enteritidis (до 70-80 % случаев заболеваний).

Другой немаловажной особенностью современной эпидемиологии сальмонеллезов является установление роли человека как источника заражения сальмонеллами. Заражение человека от больного или бактерионосителя возможно не только через пищу, в которой сальмонеллы находят хорошие условия для размножения, но и контактно-бытовым путем. Этот способ заражения приводит к широкому распространению бессимптомного бактерионосительства.

Крупная водная эпидемия сальмонеллезной инфекции в 1965 г. в Риверсайде (США), обусловленная S. typhimurium (заболело около 16 тыс. человек), показала, что заражение сальмонеллами возможно не только через пищу, но и через воду.

К особенностям эпидемиологии сальмонеллезов за последние годы следует отнести также повышение этиологической роли S. enteritidis, активизацию пищевого пути передачи возбудителей инфекции с преобладанием роли птицы и птицепродуктов, увеличение числа групповых заболеваний, в том числе внутрибольничных, рост заболеваемости среди детей до 14 лет (более 60 % всех случаев заболеваний).

Симптомы сальмонеллеза

Сальмонеллез может протекать с различной клинической картиной: в виде пищевой токсикоинфекции, сальмонеллезной диареи и генерализованной (тифозной) формы, - все зависит от величины заражающей дозы, степени вирулентности возбудителей и иммунного статуса организма. Массивное обсеменение сальмонеллами пищевого продукта обусловливает пищевую токсикоинфекцию, при которой основные симптомы связаны с поступлением возбудителя в кровь в большом количестве, его распадом и высвобождением эндотоксина. В основе сальмонеллезной диареи лежит колонизация сальмонеллами энтероцитов. После прикрепления к гликокаликсу тонкого кишечника сальмонеллы внедряются между ворсинками и, прикрепляясь к плазмолемме энтероцитов, колонизируют ее, повреждают микроворсинки, вызывают слущивание энтероцитов и умеренное воспаление слизистой оболочки. Освобождающийся энтеротоксин вызывает диарею, а цитотоксин - гибель клеток. Сальмонеллы размножаются на плазмолемме, но не в энтероцитах, а происходит их инвазия через эпителий в подлежащие ткани слизистой оболочки, они транспортируются через нее в макрофагах, поступают в лимфу и кровь, вызывая бактериемию и генерализацию инфекционного процесса.

Постинфекционный иммунитет

Постинфекционый иммунитет изучен недостаточно. Судя по тому, что сальмонеллезом болеют главным образом дети, постинфекционный иммунитет достаточно напряженный, но является, по-видимому, типоспецифическим.

Лабораторная диагностика сальмонеллеза

Основной метод диагностики сальмонеллезной инфекции - бактериологический. Материалом для исследования служат испражнения, рвотные массы, кровь, промывные воды желудка, моча, послужившие причиной отравления продукты. Особенности бактериологической диагностики сальмонеллезов:

· использование сред обогащения (селенитовой, магниевой), в особенности при исследовании испражнений;

· для обнаружения сальмонелл пробы следует брать из последней, более жидкой, части испражнений (верхнего отдела тонкого кишечника);

· соблюдать соотношение 1: 5 (одна часть испражнений на 5 частей среды);

· в связи с тем, что S. arizonae и S. diarizonae ферментируют лактозу, использовать в качестве дифференциально-диагностической не только среду Эндо, но и висмут-сульфитагар, на котором колонии сальмонелл приобретают черный (некоторые - зеленоватый) цвет;

· для посева крови использовать среду Рапопорт;

· использование для предварительной идентификации колоний 01-сальмонеллезного фага, к которому чувствительны до 98 % сальмонелл;

· для окончательной идентификации выделенных культур вначале используют поливалентные адсорбированные О- и Н-сыворотки, а затем - соответствующие моновалентные О- и Н-сыворотки.

Для быстрого обнаружения сальмонелл могут быть использованы поливалентные иммунофлуоресцентные сыворотки. Для выявления антител в сыворотке крови больных и переболевших используется РПГА с применением поливалентных эритроцитарных диагностикумов, содержащих полисахаридные антигены серогрупп А, В, С, D и Е.

Лечение сальмонеллеза

В случае пищевой токсикоинфекции лечение сальмонеллеза заключается в промывании желудка, применении антибактериальных препаратов, общеукрепляющих средств. При сальмонеллезных диареях - восстановление нормального водно-солевого обмена, антибиотикотерапия.

Специфическая профилактика сальмонеллеза

Специфическая профилактика сальмонеллеза не применяется, хотя предложены различные вакцины из убитых и живых (мутантных) штаммов S. typhimurium.

8- Эшерихиозы - инфекционные болезни, возбудителем которых является Escherichia coli.

Различают энтеральные (кишечные) и паренте­ральные эшерихиозы. Энтеральные эшерихиозы - острые инфек­ционные болезни, характеризующиеся преимущественным пора­жением ЖКТ. Они протекают в виде вспышек, возбудителями являются диареегенные штаммы E.coli. Парентеральные эшерихи­озы - болезни, вызываемые условно-патогенными штаммами E.coli - представителями нормальной микрофлоры толстой киш­ки. При этих болезнях возможно поражение любых органов.

Таксономическое положение. Возбудитель - кишеч­ная палочка - основной представитель рода Escherichia, семей­ства Enterobacteriaceae, относящегося к отделу Gracilicutes.

Морфологические и тинкториальные свойства. E. coli - это мелкие грамотрицательные палочки с закругленными концами. В мазках они располагаются беспорядочно, не образуют спор, перитрихи. Некоторые штаммы имеют микрокапсулу, пили.

Культуральные свойства. Кишечная палочка - факультативный анаэроб, оптим. темп. для роста - 37С. E. coli не требовательна к питательным средам и хоро­шо растет на простых средах, давая диффузное помутнение на жидких и образуя колонии на плотных сре­дах. Для диагностики эшерихиозов используют дифференциально-диагности­ческие среды с лактозой - Эндо, Левина.

Ферментативная ак­тивность. E. coli обладает большим набором различных ферментов. Наиболее отличительным признаком E. coli является ее способность ферментировать лактозу.

Антигенная структура. Кишечная палочка обладает со­матическим О-, жгутиковым Н- и поверхностным К-антигена­ми. О-антиген имеет более 170 вариантов, К-антиген - более 100, Н-антиген - более 50. Строение О-антигена определяет принадлежность к серогруппе. Штаммы E. coli, имеющие присущий им набор антигенов (ан­тигенную формулу), называются серологическими вариантами (серовары).

По антигенным, токсигенным, свойствам разли­чают два биологических варианта E. coli: 1) условно-патоген­ные кишечные палочки; 2) «безусловно» патогенные, диареегенные.

Факторы патогенности. Образует эндотоксин, обладающий энтеротропным, нейротропным и пирогенным действием. Диареегенные эшерихии продуцируют эк­зотоксин вызывающий значительное на­рушение водно-солевого обмена. Кроме того, у некоторых штам­мов, как и возбудителей дизентерии, обнаруживается инвазивный фактор, способствующий проникновению бактерий внутрь клеток. Патогенность диареегенных эшерихий - в возникновении геморрагии, в нефротоксическом действии. К факторам патогенности всех штам­мов E.coli относятся пили и белки наружной мембраны, способствующие адгезии, а также микрокапсула, препятству­ющая фагоцитозу.

Резистентность. E. coli от­личается более высокой устойчивостью к действию различных факторов внешней среды; она чувствительна к дезинфектантам, быстро погибает при кипячении.

Роль E. coli. Кишечная палочка - представитель нормаль­ной микрофлоры толстой кишки. Она является антагонистом патогенных кишечных бак­терий, гнилостных бактерий и грибов родаCandida. Кроме того, она участвует в синтезе витаминов группы В, Е и К, частично расщепляет клетчатку.

Штаммы, обитающие в толстой кишке и являющиеся условно-патогенны­ми, могут попасть за пределы ЖКТ и при снижении иммуни­тета и их накоплении стать причиной различных неспецифичес­ких гнойно-воспалительных болезней (циститов, холециститов) - парентеральных эшерихиозов.

Эпидемиология. Источник энтеральных эшерихиозов - больные люди. Механизм заражения - фекально-оральный, пути передачи - алиментарный, контактно-бытовой.

Патогенез. Полость рта.Попадает в тонкую кишку, адсорбируется в клетках эпителия с помощью пилей и белков наружной мембраны. Бактерии размножаются, погибают, осво­бождая эндотоксин, который усиливает перистальтику кишеч­ника, вызывает диарею, повышение температуры тела и другие симптомы общей интоксикации. Выделяет экзотоксин - тяжелая диарея, рвоту и значительное нарушение водно-солевого обмена.

Клиника. Инкубационный период составляет 4 дня. Бо­лезнь начинается остро, с повышения температуры тела, болей в животе, поноса, рвоты. Отмечаются нарушение сна и аппе­тита, головная боль. При геморрагической форме в кале обнаружи­вают кровь.

Иммунитет. После перенесенной болезни иммунитет не­прочный и непродолжительный.

Микробиологическая диагностика. Основной метод - бак­териологический. Определяют вид чистой культуры (грамотрицательные палочки, оксидазоотрицательные, ферментирующие глюкозу и лактозу до кислоты и газа, образующие индол, не образую­щие сероводород) и принадлежность к серогруппе, что позволяет, отличить условно-патогенные кишечные палочки от диареегенных. Внутривидовая идентификация, имеющая эпидемиологичес­кое значение, заключается в определении серовара с помощью диагностических адсорбированных иммунных сывороток.

9- Коклюш - острая инфекционная болезнь, харак­теризующаяся поражением верхних дыхательных путей, приступами спазматического кашля; наблю­дается преимущественно у детей. Возбудитель коклюша Bordetella pertussis

Таксономия. B.pertussis относится к отделу Gracilicutes, роду Bordetella.

Морфологические и тинкториальные свойства. В.pertussis - мелкая овоидная грамотрицательная палочка с закругленными концами. Спор и жгутиков не имеет, образует микрокапсулу, пили.

Культуральные и биохимические свойства. Строгий аэроб. Оптимальная температура культивирования 37С. B.pertussis очень медленно растет только на специальных питательных средах, например на среде Борде - Жангу (картофельно-глицериновый агар с добавлением крови), образуя колонии, похожие на капельки ртути. Характерна R-S-трансформация. Расщепляют глк. и лактозу до кислоты без газа.

Антигенная структура. О-антиген термостабильный родоспецифический. 14 поверхностных термолабильных капсульных К-антигенов. В.pertussis имеет 6 сероваров. Фактор 7 является общим для всех бордетелл. Для В.parapertussis специфический фактор 14. К – антигены выявляют в реакции агглютинации.

Факторы патогенности. Термостабильный эн­дотоксин, вызывающий лихорадку; белковый токсин, обладающий антифагоцитарной активностью и стимулирующий лимфоцитоз; ферменты агрессии, повышающие сосудистую прони­цаемость, обладающие гистаминсенсибилизирующим действием, адгезивными свойствами и вызывающие гибель эпителиальных клеток. В адгезии бактерий также участвуют гемагглютинин, пили и белки наружной мембраны.

Резистентность. Очень неустойчив во внешней среде, быстро разрушается под действием дезинфектантов и других факторов.

Эпидемиология. Коклюш - антропонозная инфекция: источником заболевания являются больные люди и в очень незначительной степени бактерионосители. Заражение происходит через дыхательный тракт, путь передачи воздушно-капельный. Кок­люш встречается повсеместно, очень контагиозен. Паракоклюш реже, эпизодический характер. Протекает легче.

Патогенез. Неинвазивные микробы (не проникают внутрь клетки-мишени). Входными воротами инфекции являются верхние дыхательные пути. Здесь благодаря адгезивным факторамбордетеллы адсорбируются на ресничках эпителия, размножают­ся, выделяют токсины и ферменты агрессии. Развиваются вос­паление, отек слизистой оболочки, при этом часть эпителиаль­ных клеток погибает. В результате постоянного раздражения ток­синами рецепторов дыхательных путей появляется кашель. В возникновении приступов кашля имеет зна­чение и сенсибилизация организма к токсинам B.pertussis.

Клиника. Инкубационный период составляет 2-14 дней. В начале болезни появляются недомогание, невысокая темпера­тура тела, небольшой кашель, насморк. Позже начинаются при­ступы спазматического кашля, заканчивающиеся выделением мокроты. Таких приступов может быть 5-50 в сутки. Болезнь продолжается до 2 мес.

Иммунитет. После перенесенной болезни иммунитет стой­кий, сохраняется на протяжении всей жизни. Видоспецифический (антитела против В.pertussis не защищают от заболеваний, вызванных В.parapertussis.

Микробиологическая диагностика. Материалом для исследования служит слизь из верхних дыхательных путей, используют метод «кашлевых пластинок» (во время приступа кашля ко рту ребенка подставляют чашку Петри с питательной средой). Основной метод диагностики - бактериологический. Позволяет отдифференцировать возбудителя коклюша от паракоклюша. Посев на плотные питательные среды с антибиотиками. Для идентификации возбудителя – реакция агглютинации на стекле с К-сыворотками. Для ускоренной диаг­ностики применяют прямую РИФ со специфической флуоресцентной сывороткой и материалом из зева. Серологический метод – обнаружение IgG и IgA против феламентозного гемаггютинина и против токсина В.pertussis.

Лечение. Антимикробные препараты – эритромицин, ампициллин (кроме пенициллина). При тяжелых формах коклюша применяют нормальный человеческий иммуноглобулин. Рекомен­дуются антигистаминные препараты, холодный свежий воздух. При легких формах заболевания достаточно пребывания на воздухе.

Профилактика. Адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина (АКДС). В ее со­став входит убитая культура В. pertussis I фазы, коклюшный токсин, агглютиногены, капсульный антиген. Нормальный человеческий иммуноглобулин вводят неиммунизированным детям при контакте с больными для экстренной профилактики. Разрабатывается не­клеточная вакцина с меньшими побочными эффектами, со­держащая анатоксин, гемагглютинин, пертактин и антиген микроворсинок.

Паракоклюш вызывает Bordetella parapertussis. Паракоклюш сходен с коклюшем, но протекает легче. Паракоклюш распространен повсеместно и состав­ляет примерно 15 % от числа заболеваний с ди­агнозом коклюш. Перекрестный иммунитет при этих болезнях не возникает. Возбудитель паракоклюша можно отличить от B.pertussis по культуральным, биохимическим и антигенным свойствам. Иммуно­профилактика паракоклюша не разработана.

10- Сибирская язва - острая антропонозная инфекцион­ная болезнь, вызываемая Bacillus anthracis, харак­теризуется тяжелой интоксикацией, поражением кожи, лимфатических узлов.

Таксономия. Возбудитель относится к отделу Firmicutes, роду Bacillus.

Морфологические свойства. Очень крупные грамположительные палочки с обрубленными концами, в мазке из чистой куль­туры располагаются короткими цепочками (стрептобациллы). Неподвижны; образуют расположенные центрально споры, а также капсулу.

Культуральные свойства. Аэробы. Хорошо растут на простых питательных средах в диа­пазоне температур 10-40С, температурный оптимум роста 35С. На жидких средах дают придонный рост; на плот­ных средах образуют крупные, с неровными краями, шерохо­ватые матовые колонии (R-форма). На средах, содер­жащих пени­циллин, через 3ч роста си­биреязвенные бациллы образу­ют сферопласты, расположен­ные цепочкой и напоминаю­щие в мазке жемчужное ожерелье.

Биохимические свой­ства. Ферментативная актив­ность достаточно высока: воз­будители ферментируют до кислоты глюкозу, сахарозу, мальтозу, крахмал, инулин; обладают протеолитической и липолитической активностью. Выделяют желатиназу, обладают слабой гемолитической, лецитиназной и фосфатазной активностью.

Выделяют желатиназу, проявляют низкую гемолитическую, лецитиназную и фосфатазную активность.

Антигены и факторы патогенности. Содержат родовой соматический полисахаридный и видовой белковый капсульный антигены. Образуют белковый экзотоксин, обладающий антигенными свойствами и состоящий из нескольких компонентов (летальный, протективный и вы­зывающий отеки). Вирулентные штаммы в восприимчивом организме синтезируют сложный экзотоксин и большое количество капсульного вещества с выраженной антифагоцитарной активнос­тью.

Резистентность. Вегетативная форма неустойчива к фак­торам окружающей среды, споры чрезвычайно устойчи­вы и сохраняются в окружающей среде, выдержи­вают кипячение. Чувствительны к пенициллину и другим антибиотикам; споры устойчивы к антисептикам.

Эпидемиология и патогенез. Источник инфекции - больные животные, чаще крупный рогатый скот, овцы, свиньи. Человек заражается в основном контактным путем, реже али­ментарно, при уходе за больными животными, переработке животного сырья, употреблении мяса. Входными воротами инфекции в большинстве случаев явля­ются поврежденная кожа, значительно реже слизистые оболоч­ки дыхательных путей и желудочно-кишечного тракта. В основе патогенеза лежит действие экзотоксина, который вызывает коагуляцию белков, отек тканей, приводят к развитию токсико-инфекционного шока.

Клиника. Различают кожную, легочную и кишечную формы сибирской язвы. При кожной (локализованной) форме на месте внедрения возбудителя появляется характерный сибиреязвенный карбункул, сопровождается отеком. Легочная и кишечная формы относятся к генерализованным формам и выражаются геморрагическим и некротическим поражением соответствующих органов.

Иммунитет. После перенесенной болезни развивается стой­кий клеточно-гуморальный иммунитет.

Микробиологическая диагностика:

Наиболее достоверным методом ла­бораторной диагностики сибирской язвы является выделение из исследуемого материала культуры возбудителя. Диагностическую ценность представляют также реакция термопреципитации по Асколи и кожно-аллергическая проба.

Бактериоскопическое исследование. Изучение окрашенных по Граму мазков из патологического материала позволяет обнаружить возбудителя, представляющего собой грамположительную крупную неподвижную стрептобациллу. В организме больных и на белковой питатель­ной среде микроорганизмы образуют капсулу, в поч­ве- споры.

Бактериологическое исследование. Исследуемый материал за­севают на чашки с питательным и кровяным агаром, а также в пробирку с питательным бульоном. Посевы инкубируют при 37С в течение 18ч. В бульоне В. anthracis растет в виде хлопьевидного осадка; на агаре вирулентные штаммы образуют колонии R-формы. Авирулентные или слабовирулентные бактерии образуют S-формы ко­лоний.

В. anthracis обладает сахаролитическими свойствами, не гемолизирует эритроциты, медленно разжижает желатин. Под действием пенициллина образует сферопласты, имеющие вид «жемчужин». Это явление используется для дифференциации В. anthracis от непатогенных ба­цилл.

Биопроба. Исследуемый материал вводят подкожно морским свинкам, кроликам. Готовят мазки из крови и внутренних органов, делают посевы для выделения чистой культуры возбудителя.

Экспресс-диагностика проводится с помощью реакции термо­преципитации по Асколи и иммунофлюоресцентного метода.

Реакцию Асколи ставят при необходимости диагности­ровать сибирскую язву у павших животных или у умерших людей. Образцы исследуемого материала измельчают и кипятят в пробирке с изотоническим раствором хлорида натрия в течение 10 мин, после чего фильтруют до полной прозрачности.

Метод иммунофлюоресценции позволяет выявить капсульные формы В. anthracis в экссудате. Мазки из экссудата через 5-18 ч после заражения животного обрабатывают капсульной сибиреязвенной антисывороткой, а затем флюоресцирую­щей антикроличьей сывороткой. В препара­тах, содержащих капсульные бациллы, наблюдается желто-зеле­ное свечение возбудителя.

Кожно-аллергическая проба. Ставится на внутренней по­верхности предплечья - внутрикожно вводят 0,1 мл антраксина. При положительной реакции через 24 ч появляются гиперемия и инфильтрат.

Лечение: антибиотики и сибире­язвенный иммуноглобулин. Для антибактериальной терапии препарат выбора – пенициллин.

Профилактика. Для специфической профилактики исполь­зуют живую сибиреязвенную вакцину. Для экстренной профилактики назначают сибиреязвенный иммуноглобулин.

Преципитирующая сибиреязвенная сыворотка. Получена из крови кролика, гипериммунизированного культурой В. anthracis. Применяется для постановки реакции термопреципитации по Асколи.

Сибиреязвенная живая вакцина СТИ. Высушенную взвесь живых спор В. an­thracis авирулентного бескапсульного штамма. Применяется для профилактики сибирской язвы.

Противосибиреязвенный иммуноглобулин. Гамма-глобулиновая фракция сыворотки крови лошади, гипериммунизированной живой сибиреязвенной вакциной и вирулентным штаммом В.anthracis, используется с профилактической и лечебной целью.

10- Сибираская язва

Сибирская язва известна с глубокой древности. Возбудитель ее — В. anthracis — впервые был описан Поллендером (1849) и Давеном (1850). Большой вклад в изучение сибирской язвы внесли Кох (1876), Пастер (1881) и Л. С. Ценковский (1883).


Морфология и биологические свойства. Возбудитель сибирской язвы (В. anthracis) представляет собой крупную палочку с обрубленными концами (в среднем 1,5X8 мкм). В окрашенном препарате палочки располагаются одиночно, попарно или цепочкой (рис. 38, 1).

Грамположительны. Микроб неподвижен, окружен прозрачной капсулой, образование которой характерно для вирулентных штаммов. Капсула образуется как в организме больных людей и животных, так и при культивировании на специальных питательных средах. В неблагоприятных условиях внешней среды при доступе кислорода и температуре от 15 до 42°С микроб образует спору, которая располагается центрально и имеет овальную форму. Диаметр ее не превышает поперечника клетки. При попадании в благоприятную среду споры прорастают в течение нескольких часов.


Возбудитель сибирской язвы относится к факультативным аэробам. Оптимальная температура роста 35— 37°С и рН 7,4—8,0. Микроб нетребователен к питательным средам, поэтому может расти даже на таких субстратах, как настой соломы, сырой и вареный картофель, экстракты злаков, гороха и др. На мясо-пептонном агаре рост настолько характерен, что имеет диагностическое значение. Через 24 ч роста появляются колонии: серебристо-серые, зернистые, диаметром 3—5 мм, с бахромчатыми краями и отходящими от них пучками нитей, напоминающими голову медузы или львиную гриву. Такой рост (R-форма) характерен для вирулентных штаммов.

В старых культурах появляются гладкие S-формы колоний, авирулентные. В бульоне через 18—24 ч образуется осадок в виде хлопьев, а сам бульон остается прозрачным.


Биохимическая активность невелика: разлагает глюкозу, мальтозу, сахарозу с образованием кислоты, молоко медленно свертывает и пептонизирует. Характерен рост в столбике желатина: в виде «опрокинутой елочки», позже желатин воронкоооразно разжижается; на кровяном агape не дает гемолиза, чем отличается от сходных с ним почвенных и ложносибиреязвенных бацилл. Патогенетическими факторами возбудителя сибирской язвы являются его способность продуцировать экзотоксин и образовывать капсулу. С экзотоксином связывают воспалительное и летальное действие возбудителя. Обнаружено, что токсин также подавляет фагоцитарную активность лейкоцитов. Капсула препятствует фагоцитозу бацилл, способствуя проявлению действия основного патогенетического фактора — токсина. Токсин вызывает в организме повышение проницаемости сосудов, расстройство дыхания вследствие поражения центральной нервной системы, изменяет клеточный и химический состав крови.


Устойчивость. Вегетативные формы малоустойчивы: в трупе погибают в течение 1—3 сут, при 60°С — через 15 мин, а при 75°С — через минуту. Споры сибиреязвенных бацилл отличаются большой устойчивостью. Они сохраняются во внешней среде длительнее, чем все другие известные патогенные спорообразующие микробы. Выдерживают сухой жар 120—140°С в течение 2—3 ч, автоклавирование при 120°С — 5—10 мин. Дезинфицирующие растворы (сулема 1 : 1000, 5% раствор карболовой кислоты, 5—10% раствор хлорамина) убивают их только за несколько часов, а этиловый спирт в концентрациях от 25% до абсолютного — за 50 дней.


Антигенная структура. Возбудитель сибирской язвы содержит в клеточной стенке полисахаридный антиген и капсульный протеиновый антиген. К обоим антигенам в организме вырабатываются антитела, но защитными свойствами они не обладают. В организме животных и человека микроб образует особый протективный антиген, который обусловливает состояние иммунитета.


Патогенность. Сибирской язвой болеют преимущественно домашние травоядные животные. Заражение животных происходит главным образом через инфицированный корм, что приводит к развитию кишечной формы сибирской язвы и сопровождается выделением большого количества микробов с испражнениями. В лабораторных условиях наиболее чувствительны к сибирской язве морские свинки, белые мыши и кролики. При подкожном введении даже небольших доз микроба животные погибают через 2—4 дня. На вскрытии сибиреязвенные бациллы обнаруживаются в крови и различных органах.


Патогенез и клиника. Инкубационный период при сибирской язве длится 2—3 дня. Различают несколько клинических форм заболевания в зависимости от способа заражения: кожную, легочную и кишечную. Наиболее часто (в 98% случаев) встречается кожная форма болезни. На месте внедрения бацилл сибирской язвы появляется красное пятнышко, которое затем превращается в папулу, пустулу и при усилении воспалительного процесса — в сибиреязвенный карбункул. Чаще всего он располагается на лице, руках и других открытых частях тела.


Общее состояние больного тяжелое: температура 0°С сильная головная боль, увеличение регионарных лимфатических узлов. Обычно кожная форма при своевременном лечении заканчивается выздоровлением. Однако при неблагоприятном течении возбудитель может попасть в кровь, что приводит к развитию сепсиса и заканчивается, как правило, летально. Легочная форма возникает только у человека и характеризуется высокой температурой, развитием бронхопневмонии, тяжелой одышкой и другими симптомами. При кишечной форме наблюдаются боли в животе, вздутие, диспепсические явления. При легочной и кишечной формах прогноз неблагоприятный — заболевание заканчивается смертью больного. В очень редких случаях при массивном заражении вирулентными штаммами сибиреязвенных бацилл развивается (первично) септическая форма, приводящая к летальному исходу.


Иммунитет. При сибирской язве нестойкий, возможны повторные заболевания. Основная роль в защите организма принадлежит фагоцитарной реакции, обусловленной образованием протективного антигена.


Микробиологическая диагностика. В лабораторию направляют патологический материал, взятый у больного: отделяемое карбункула, мокроту, испражнения, кровь, материал от животных (шерсть, кожа, мясо, трупный материал и др.), воду, почву, смывы с различных объектов внешней среды. Лабораторная диагностика сибирской язвы складывается из микробиологического исследования, биопробы, кожно-аллергической пробы, реакции термопреципитации по Асколи.


При микробиологическом исследовании готовят мазок из патологического материала, окрашивают по Граму, микроскопируют. Затем материал засевают на мясо-пептонный агар и мясо-пептонный бульон и выращивают сутки в термостате при 37°С. Выделенную культуру идентифицируют по морфологическим и культуральным свойствам. Для выделения чистой культуры сибиреязвенных бацилл, исследуемый материал можно вводить подкожно морским свинкам или белым мышам (биопроба). Животные погибают обычно через 1—2 дня. Характерная патологоанатомическая картина при вскрытии и микроскопия мазков из различных органов (наличие капсульных сибиреязвенных бацилл) помогают поставить диагноз.

Применяют также кожно-аллергическую пробу, положительную уже с первых дней заболевания. Метод основан на способности организма больного отвечать местной аллергической реакцией на введение сибиреязвенного аллергена (антраксин).


С целью обнаружения сибиреязвенного антигена в различных объектах (кожевенное, меховое сырье и др.) используют реакцию термопреципитации Деколи с преципитирующей противосибиреязвенной сывороткой. Реакция эта высокочувствительна, отрицательный результат исключает наличие сибирской язвы.


Профилактика и лечение. Поскольку источником инфекции являются животные, основные профилактические мероприятия проводит ветеринарная служба. Специфическая профилактика — введение живой сибиреязвенной вакцины СТИ, полученной из бескапсульного штамма бацилл сибирской язвы. Вакцинацию проводят по эпидемиологическим показаниям лицам, связанным с животноводством. Иммунитет после прививки сохраняется до года.


Для лечения используют антибиотики, специфическую противосибиреязвенную сыворотку и глобулин.

11- ЧУМА

Возбудитель чумы — Jersinia pestis — представитель рода Jersinia Открыт в 1894 г. Китазато и Иерсеном во время эпидемии чумы в Гонконге. Морфология и биологические свойства. Возбудитель чумы — J. pestis. Небольшая, овоидной формы палочка размером 1—2*0,3—0,7 мкм. Палочки полиморфны: они могут иметь нитевидную, шарообразную, колбовидную формы. Неподвижны, спор не образуют, имеют нежную капсулу. Хорошо окрашиваются всеми анилиновыми красками, наиболее интенсивно по полюсам — биполярно. Грамотрицательны. Хорошо растут на простых питательных средах при рН 7,0—7,2 и температуре 28°С. Возможен рост и при более низких температурах (до 5°С), что помогает выделить микроб из загрязненного патологического материала. При росте в жидких средах образуются пленка с отходящими от нее нитями и хлопьевидный осадок. На плотных средах колонии по характеру роста вначале напоминают битое стекло; затем центр их уплотняется, окружается неровными фестончатыми краями в виде кружевного платочка. Характерно образование S (авирулентные) -и R (вирулентные)- форм колоний. Биохимическая активность невелика. Сбраживает с образованием кислоты глюкозу, маннит, мальтозу, арабинозу и левулезу. Не разлагает глицерин и рамнозу, чем отличается от сходного с ним микроба — возбудителя псевдотуберкулеза у грызунов. Однако встречаются штаммы, ферментирующие глицерин. Протеолитическая активность выражена слабо: не разжижает желатин, не свертывает молоко. Продуцирует фибринолизин, коагулазу, гиалуронидазу и ряд других ферментов, определяющих патогенные свойства микроба. Обладает гемолитическими и фибринолитическими свойствами. Выделяет пестицины, которые относятся к бактериоцинам и оказывают токсическое действие на родственные микробы. Микроб образует токсические продукты, которые имеют свойства экзо- и эндотоксина и содержатся в теле и капсуле бактерий. Природа их изучена недостаточно. Вирулентность микроба зависит от наличия капсулы, VW-антигена, способности продуцировать пестицины, ферменты агрессии (гиалуронидаза, коагулаза, фибринолизин, гемолизин) и других факторов. Устойчивость. Микроб довольно устойчив во внешней среде. Хорошо переносит низкую температуру, в замороженных трупах остается жизнеспособным в течение 7—12 мес. При температуре 0°С сохраняется 140 дней, при 35°С — до 5 дней, а при 80°С гибнет в течение 5 мин. Прямой солнечный свет убивает его в течение 2—3 ч, З 5% раствор карболовой кислоты — за 5—10 мин, 1—2% раствор хлорамина —за 1 мин. В гное сохраняется до 30 дней, в молоке —3 мес, в воде — до 50 дней. Антигенная структура. Сложна и вариабельна. Имеются термолабильные капсульные специфцческие антигены и термостабильный соматический антиген, общий для рода пастерелл. У некоторых штаммов обнаруживают поверхностно расположенный VW-антиген, который препятствует фагоцитированию микробов в организме. Патогенность. Палочка чумы патогенна для многих (более 300) видов животных: главным образом для грызунов, а также для верблюдов, кошек, лисиц и других животных, среди которых довольно часто встречаются эпизоотии чумы. Из лабораторных животных наиболее чувствительны морские свинки, обезьяны, белые мыши. Введение зараженного материала любым способом морской свинке вызывает у нее септикопиемию со смертельным исходом. Патогенез и клиника. В зависимости от входных ворот и степени вирулентности чумной палочки различают несколько клинических форм инфекции: первично-бубонную, кожную, легочную, септическую и кишечную. Инкубационный период длится от 2 до 5 дней. Заболевание начинается с высокого подъема температуры, озноба, появляются головная боль, сердечная слабость, наступает полный упадок сил. При бубонной форме, которая встречается наиболее часто, регионарные лимфатические узлы увеличиваются, становятся болезненными и превращаются в плотные, спаянные с кожей пакеты (бубоны). Кожа над ними краснеет, а затем изъязвляется. В редких случаях бубон может рассосаться, однако обычно он нагнаивается, микробы распространяются по всему организму, вызывая вторичную пневмонию и сепсис, что приводит чаще всего к летальному исходу. Еще тяжелее протекают первично-легочная и септическая формы, которые, как правило, заканчиваются смертью больного. Кожная и кишечная формы встречаются редко. Иммунитет. После перенесенной болезни остается прочный иммунитет. Повторные случаи заболевания редки. Природа иммунитета изучена еще недостаточно. Предполагают, что основную роль в защите организма от инфекции играют клеточные факторы иммунитета, в частности повышение фагоцитарной активности лейкоцитов. Микробиологическая диагностика. Чума относится к группе особо опасных инфекций, поэтому лабораторную диагностику заболевания производят в специальных противочумных лабораториях, режим работы которых регламентирован специальными инструкциями Министерства здравоохранения. Исследованию подвергают содержимое бубонов, кишечника, отделяемое язв, мокроту, кровь, материал вскрытия, блох, трупы грызунов и др. Микробиологическая диагностика складывается из микроскопического, микробиологического, биологического и серологического методов исследования. Микроскопия мазков, окрашенных по Граму, дает ориентировочное представление о наличии возбудителя чумы. При микробиологическом исследовании полученный материал засевают на мясо-пептонный агар или элективные среды с сульфитом натрия и генциановым фиолетовым, среду Филдса и выращивают при температуре 28—30°С в течение 24 ч. Подозрительные колонии подвергают дальнейшему изучению: определяют ферментативные свойства, фаголизабельность, вирулентность на морских свинках. Биологическая проба на животных имеет большое значение в случаях, когда исследуемый материал содержит небольшое количество чумных палочек или сильно загрязнен другими микробами. Патологический материал втирают в скарифицированную кожу нескольким морским свинкам или мышам. Животные погибают через 4—8 сут. Трупы их вскрывают, готовят мазки-отпечатки из разных органов и делают посевы на питательные среды. Серологический метод имеет ограниченное применение. В последние годы ставят реакцию пассивной гемагглютинации (РПГА) с эритроцитарными диагностикумами. В качестве экспресс-метода используют реакцию преципитациц в геле, люминесцентно-серологический метод и реакцию нейтрализации антител (РНА). Для обнаружения чумного микроба во внешней среде применяют реакцию нарастания титра фага. Чума — особо опасное, высококонтагиозное заболевание. Профилактика и лечение. Профилактические мероприятия осуществляются специальными противочумными учреждениями. Основными задачами их являются наблюдение за природно-очаговыми районами распространения чумы и предупреждение ее заноса через пограничные районы и портовые города. С целью специфической профилактики применяют живую вакцину, полученную из штаммов, потерявших вирулентность, но сохранивших иммуногенные свойства. После прививки иммунитет сохраняется около года. Ревакцинацию проводят через 6 мес. В настоящее время вакцинируют только лиц, которым угрожает опасность заражения: пастухов, охотников и работников сельского хозяйства в период эпизоотии, сотрудников противочумных учреждений. Первая живая противочумная вакцина в СССР была получена М. П. Покровской путем воздействия на микробы бактериофагом. Большой вклад в изучение вопросов специфической профилактики и лечения чумы внес известный советский ученый Н. Н. Жуков-Вережников. Он разработал метод приготовления наиболее активной антимикробной противочумной сыворотки и предложил схему лечения больных легочной формой чумы этой сывороткой в сочетании с сульфидином и метиленовим синим. Из антибиотиков для лечения чумы применяют биомицин и стрептомицин.

12- КЛОСТРИДИи

ГИСТОЛИКУМ CI. histolyticum впервые были выделены в 1916 г. Вейнбергом и Сегеном. Во внешней среде встречаются сравнительно редко. При газовой анаэробной инфекции встречаются в 4—5% случаев.


Морфология и биологические свойства. Это небольшие (0,5—0,8X3—5 мкм) палочки с закругленными концами. Споры овальные, субтерминальные, напоминают игольное ушко. Подвижны, капсулу не образуют. На жидких средах дают равномерное помутнение с осадком, без газообразования. На кровяном агаре колонии мелкие, в виде росинок, без гемолиза. В столбике сахарного агара образуют колонии-пушинки с уплотненным центром. Углеводы не разлагают, молоко свертывают и пептонизируют. Благодаря продукции активных протеолитических ферментов разжижают желатин, растворяют кусочки печени, свернутую сыворотку, яичный белок. CI. histolyticum выделяют нестойкий экзотоксин, который содержит летальный и некротические факторы, гемолизин; помимо этого, образуют коллагеназу, протеиназу и другие ферменты агрессии.


При внутримышечном введении токсина животному образуется ярко-красная язва, а затем происходит расплавление тканей с отделением их от костей.


Патогенез и клиника. Патогенез и клиническая картина газовой анаэробной инфекции сложны и многообразны, так как заболевание вызывается рядом возбудителей, среди которых наряду с анаэробными клостридиями встречаются различные условно-патогенные аэробы (чаще всего стафилококки, стрептококки, синегнойная палочка). Различные микробы могут взаимно усиливать или ослаблять патогенное действие каждого. Попадая в рану, микробы размножаются и распространяются по организму. Под действием ферментов и токсинов, вырабатываемых клостридиями, в ране возникают отек образование газа, распад мышечных волокон и омертвение тканей. Это сопровождается образованием неспецифических токсических продуктов, которые, всасываясь в кровь, усиливают общую интоксикацию организма. Таким образом, в патогенезе газовой инфекции играют роль клостридии, их токсины и токсические продукты распада пораженных клеток.


После инкубационного периода (от 2—3 дней до 2— 3 нед) появляются боли в ране, быстро нарастающий отек, крепитация, повышается температура, учащается пульс. Кожа вокруг раны становится вначале бледной, сухой, блестящей, затем появляются бронзовые, красные пятна, рана сухая. Различают несколько клинических форм заболевания:

1) эмфизематозная характеризуется обильным газообразованием в ране, наличием сероватого цвета некротизированной ткани. Возбудителем ее чаще всего является CI. perfringens;

2) токсическая сопровождается быстрым нарастанием отека и резким побледнением кожи. Возбудители — CI. perfringens и CI. oedematiens;

3) смешанная характеризуется наличием отека и газообразованием в ране. Вызывается различными видами патогенных анаэробов и аэробами;

4) флегмонозная вызывается клостридиями и гноеродными кокками.


Иммунитет. У человека имеется естественный иммунитет к возбудителям газовой гангрены. Установлено, что он связан с наличием в кишечнике здорового человека клостридий. После перенесенного заболевания остается непрочный и непродолжительный иммунитет. Надежный антитоксический иммунитет создается при иммунизации анатоксином.


Микробиологическая диагностика. Для исследования берут участки некротизированной ткани из раны. Готовят мазки-отпечатки, окрашивают по Граму, а для обнаружения капсул CI. perfringens — по Гинсу. Микроскопическое исследование дает лишь ориентировочное представление о микрофлоре раны. Поэтому производят микробиологическое исследование патологического материала. Материал засевают в две пробирки со средой Китта — Тароцци, в две пробирки с молоком и в пробирку со средой Вильсона — Блера. Одну из двух пробирок со средой Китта — Тароцци и молоком прогревают при 80°С в течение 20 мин для уничтожения посторонних вегетативных форм бактерий. Параллельно делают посев на плотную питательную среду — кровяной агар. Посевы просматривают через 3—6 ч. При наличии в среде CI. perfringens отмечают помутнение с газообразованием на среде Китта — Тароцци, свертывание молока, почернение среды Вильсона—Блера, обнаружение в мазках грубых грамположительных палочек с обрубленными концами. В случае отсутствия роста посевы выдерживают в термостате в течение 15 дней, просматривая их ежедневно. При появлении роста, помутнении среды Китта — Тароцци с газообразованием готовят мазки, микроскопируют, производят пересев на чашки с кровяным агаром. Выросшие на кровяном агаре колонии микроскопируют. При наличии грубых полиморфных грамположительных палочек отсевают колонии в пробирку со средой Китта — Тароцци для выделения чистой культуры. У выросшей в этой среде культуры изучают морфологические и ферментативные свойства. Вид анаэроба можно установить с помощью биопробы на белых мышах или морских свинках (реакция нейтрализации токсина антитоксином). Для этого фильтрат бульонной культуры разливают по пробиркам, добавляют видовые антитоксические сыворотки: антиперфрингенс, антиэдематиенс, антисептикум и т. д. Выдерживают в течение 30—40 мин при комнатной температуре, а затем вводят внутривенно животному. В живых останется животное, которому ввели сыворотку, соответствующую виду возбудителя, вызвавшего заболевание. Для лабораторной диагностики газовой гангрены можно использовать биологический метод. Патологический материал вводят внутримышечно или внутрибрюшинно белым мышам или морским свинкам. У зараженных животных при наличии анаэробов развивается картина анаэробной инфекции, описанной выше.


Профилактика и лечение. Для профилактики используют очищенный адсорбированный полианатоксин, который содержит анатоксины CI. perfringens и CI. oedematiens, столбняка и ботулизма (типы А, В, С, D, Е). В целях серопрофилактики при ранениях вводят противогангренозную антитоксическую сыворотку в дозе 30 000 ME (по 10 000 ME трех первых видов возбудителей газовой гангрены). Применяют также смесь из анаэробных фагов путем введения их по 100—200 мл в ткани вокруг раны.

Лечение складывается из хирургических мероприятий (иссечение, разрезы, ампутация), серо-, фаго-, анти- биотико- и оксигенотерапии (использование кислорода под давлением) и т. д.

ПЕРФРИНГЕНС CI. perfringens (от лат. perfringo — прорывать) открыты в 1892 г. Уэлчем и Нетталом. CI. perfringens наиболее часто встречаются при газовой анаэробной инфекции; им принадлежит ведущая роль в развитии данного заболевания.


Морфология и биологические свойства. CI. perfringens вредставляют собой полиморфные, крупные (1—1,5x4 — 8 мкм) палочки с обрубленными концами. В отличие от других клостридий они неподвижны, в организме человечка и животных образуют капсулу, которая при культивировании на искусственных питательных средах исчезает. Сравнительно редко образуют споры, располагающиеся субтерминально или центрально; диаметр их обычно больше самой бактериальной клетки. Могут расти в присутствии небольшого количества кислорода; оптимальный рН среды 7,2—7,4, температура 37°С. На жидких питательных средах через 8—12 ч появляется рост, вызывающий помутнение среды, образование обильного осадка и газа. На плотных питательных средах образуют S-формы колоний с ровным краем и R-кoлонии с неровными, шероховатыми краями. В столбике сахарного агара отмечается обильное газообразование, колонии имеют вид двояковыпуклых дисков, часто располагающихся в двух взаимно перпендикулярных плоскостях (табл. 11); R-формы колоний напоминают комочки ваты. На кровяном сахарном агаре через 12—18 ч вырастают мелкие (2—4 мм) сероватые колонии, окруженные зоной гемолиза; в дальнейшем под воздействием кислорода воздуха они зеленеют. На среде Вильсона — Блера через 1—3 ч происходят почернение и разрыв агара. CI. perfringens обладают активными сахаролитическими и протеолитическими свойствами: ферментируют с образованием кислоты и газа глюкозу, лактозу, мальтозу, сахарозу, крахмал, через 5—12 ч бурно свертывают молоко, разжижают желатин и т. д.


Токсинообразование. CI. perfringens вырабатывают экзотоксин, сложный по своему составу. В патогенезе газовой гангрены большую роль играет способность микроба продуцировать лецитиназу С, которая обладает летальными, гемолитическими и дермонекротическими свойствами. Эти микробы обладают и другими ферментами агрессии: гиалуронидазой, коллагеназой, дезоксирибонуклеазой, протеиназой, фибринолизином, под действием которых происходит разрушение соединительной ткани и коллагеновых волокон, приводящее к распаду мышц.


По серологическим и токсическим свойствам различает шесть типов CI. perfringens: А, В. С, D, Е, F. У человека вызывают заболевания типы А и F.


Устойчивость. Споры CI. perfringens малоустойчивый кипячению — погибают через 1—9 мин. Очень редко встречаются штаммы, выдерживающие кипячение до 2—3 ч. Добавление в питательную среду небольшого количества йодной настойки не препятствует росту микроба.


Патогенность. Помимо человека, CI. perfringens вызывают заболевания ряда животных и птиц, лошадей, крупного рогатого скота, собак, кроликов, голубей, морских свинок и др. При введении культуры CI. perfringens внутрибрюшинно морской свинке через 2 ч появляются газовый пузырь, асцит. Асцитическая жидкость имеет цвет мясных помоев; в мазках видно большое количество палочек с капсулой.

Клостриди эдематиенс

CI. oedematiens открыты в 1894 г. Нови. По распространенности и роли в развитии газовой анаэробной инфекции занимают второе место после CI. perfringens.


Морфология и биологические свойства. Это крупные (1—2x4—10 мкм), полиморфные, прямые или слегка изогнутые палочки. Часто располагаются в виде коротких цепочек. Капсулу не образуют, подвижны, перитрихи. На питательных средах через 2—4 сут образуют споры овальной формы, располагающиеся обычно субтерминально. CI. oedematiens — строгие анаэробы. На жидких питательных средах при оптимальном рН 7,8—8,0 и температуре 37°С растут, вызывая помутнение среды, а затем образование рыхлого осадка. Растут медленнее CI. perfringens в течение 48 ч, меняя рН среды на кислый. На поверхности плотных питательных сред через 48 ч образуются сочные, полупрозрачные, сероватого цвета колонии со слегка зернистой поверхностью и неровным краем, диаметром 3—8 мм. Иногда имеется тенденция к ползучему росту и образованию дочерних колоний. На кровяном агаре колонии серые, шероховатые, с изрезанным краем, окружены зоной гемолиза. В столбике сахарного агара колонии напоминают двояковогнутые линзы, комочки ваты с уплотненным центром. Разрыв агара наступает через 36—48 ч. Среда Вильсона — Блера чернеет через 16—24 ч. Ферментативная активность выражена слабо. Непостоянно ферментируют с образованием кислоты и газа глюкозу, мальтозу и фруктозу. Разжижают желатин, медленно свертывают молоко. По антигенным свойствам различают типы А, В, С, D. Для человека патогенен тип А.


Токсинообразование. Микроб выделяет экзотоксин, обладающий некротическими, гемолитическими и летальными свойствами. Токсин нарушает проницаемость стенок кровеносных сосудов, что приводит к образованию желатинообразного отека.


Устойчивость. Споры CI. oedematiens устойчивы во внешней среде. Выдерживают кипячение в течение 1— 2 ч. В почве, костях погибших животных сохраняются до 7—8 лет.


Патогенность. Микроб патогенен для всех млекопитающих и птиц. Введение культуры в брюшную полость морской свинке вызывает образование бесцветного студенистого стекловидного отека, иногда со слабым газообразованием. Животное погибает через 24 ч.

Клостридии септикум

Эти микроорганизмы были открыты в 1877 г. Пастером и Жубером. При газовой анаэробной инфекции встречаются реже, чем первые два возбудителя.


Морфология и биологические свойства. Отличаются большим полиморфизмом. Встречаются короткие палочки и длинные нити, в среднем 0,8X4—5 мкм. Капсулу не образуют, подвижны. Споры овальной формы располагаются субтерминально, по величине превышают диаметр клетки. Являются строгими анаэробами, хорошо растут на обычном мясо-пептонном бульоне, образуя равномерное помутнение с осадком и обильным газообразованием, при рН 7,6—7,8 и температуре 37°С. На поверхности плотных питательных сред через 4—8 ч образуют блестящие, полупрозрачные колонии с неровными бахромчатыми краями. На кровяном агаре через 48 ч появляется зона гемолиза. В глубине столбика сахарного агара колонии диаметром 1—2 мм, с плотным центром и радиально отходящими перепутанными нитями. Микроб ферментирует с образованием кислоты и газа глюкозу, лактозу, мальтозу. Не разлагает маннит и сахарозу (см. табл. 11).

Разжижает желатин, свертывает лакмусовое молоко с образованием кислоты и газа. По антигенной структуре различают четыре серологических типа CI. septicum. Споры микроба выдерживают кипячение в течение 15 мин. Вырабатываемый CI. septicum экзотоксин обладает гемолитическими, некротическими и летальными свойствами; токсичность обусловлена также способностью микроба продуцировать гиалуронидазу, дезоксирибонуклеазу, коллагеназу, фибринолизин, лецитиназу и другие ферменты.


Патогенность. Микроб патогенен для многих животных. При введении его морской свинке возникает кровянисто-серозный отек с пузырьками газа; через 14—18 ч животное погибает.

14- КЛОСТРИДИИ БОТУЛИЗМА

Клостридии ботулизма (CI. botulinum) были выделены в 1895 г. ван Эрменгемом из остатков пищи и органов людей, умерших от ботулизма.


Морфология и биологические свойства. Возбудитель ботулизма представляет собой полиморфную палочку размером 4—9X0,6—0,9 мкм, с закругленными концами, подвижную. Образует споры, располагающиеся субтерминально, что придает палочке вид теннисной ракетки. Клостридии ботулизма грамположительны, старые культуры грамотрицательны. Капсулы не имеют. Строгие анаэробы. Оптимальная температура роста и токсинообразования 30—50°С. На среде Китта — Тароцци через сутки дают равномерное помутнение и газообразование. В столбике сахарного агара колонии имеют форму чечевиц или комочков ваты с уплотненным центром. На поверхности кровяного агара вырастают колонии-росинки с ровными или изрезанными краями и блестящей поверхностью, окруженные зоной гемолиза. Микроб сбраживает некоторые углеводы (глюкоза, мальтоза, левулеза) с образованием кислоты и газа. Обладает протеолитическими свойствами, разжижая желатин, свернутую сыворотку; растворяет куриный белок.


Возбудители ботулизма содержат общий О-соматический антиген и Н-антигены, по которым их делят на шесть типов: А, В, С, D, Е, F. Наибольшее значение в патологии человека имеют типы А, В, Е.


Токсинообразование. Все типы возбудителей ботулизма вырабатывают токсин — самый сильный из всех известных ядов биологического происхождения. Он является экзотоксином и обладает устойчивостью к ряду факторов: не разрушается пищеварительными ферментами желудочно-кишечного тракта, выдерживает кипячение до 10 мин, на него слабо действуют солнечный свет и высушивание. В консервах сохраняется 6—8 мес. Токсины накапливаются в мясных и растительных продуктах, в условиях анаэробиоза (в толще мяса, рыбы, консервах). Характерно гнездное распределение токсина в пище.


К ботулиническому токсину чувствительны лошади, рогатый скот, птицы, холоднокровные животные. Из лабораторных животных наиболее восприимчивы морские свинки, кролики, белые мыши. При введении им токсина отмечаются мышечная слабость, одышка, парезы конечностей. Смерть наступает через 1—3 дня.


Устойчивость. Вегетативные формы микроба малоустойчивы во внешней среде. В пищевых продуктах, корме для животных, почве возбудитель ботулизма образует споры, которые очень устойчивы к воздействию различных физических и химических факторов. Споры хорошо переносят низкие и высокие температуры. Они не погибают даже при —190°С. Кипячение убивает их только через 1—6 ч; некоторые штаммы выдерживают автоклавирование при 120°С в течение 10 мин; 10% раствор хлористоводородной кислоты убивает их только через 1 ч, а 40% раствор формалина — через 24 ч.


Патогенез и клиника. Заболевание возникает при употреблении пищи, содержащей ботулинический токсин, и представляет собой типичный токсикоз микробной природы. Человек высокочувствителен к токсину, который всасывается в желудке и кровью разносится по всему организму, поражая центральную нервную систему. Первые симптомы отравления появляются обычно через 12—24 ч. В результате действия токсина на ядра черепных нервов у больного развиваются парезы мышц глазного яблока, паралич мышц языка и глотки, расстройства речи и слуха. Температура не повышается, пульс частый. Летальность колеблется от 15 до 70%. Смерть наступает от паралича дыхания или сердца.


Иммунитет. Перенесенное заболевание не оставляет после себя иммунитета. Естественный иммунитет у человека также отсутствует.


Микробиологическая диагностика. Исследуют материал, взятый у больного (рвотные массы, промывные воды желудка, кровь, испражнения), от трупа (содержимое желудка, кишечника, печень), пищевые продукты, воду, почву. Цель лабораторной диагностики — выявить наличие ботулинического токсина или возбудителя.


Присутствие токсина в исследуемом материале определяют в биологической пробе (реакция нейтрализации). Для этого вначале материал растирают с двойным объемом изотонического раствора хлорида натрия, оставляют на 2 ч при комнатной температуре, затем центрифугируют и надосадочную жидкость вводят подкожно или внутрибрюшинно двум белым мышам или морским свинкам. Двум другим животным вводят смесь, состоящую из фильтрата и диагностических антитоксических сывороток типов А, В, С, Е, которую предварительно выдерживают при комнатной температуре в течение 30 мин. Если в материале содержится ботулинический токсин, то погибнут животные, не получившие антитоксическую сыворотку.


Для установления типа токсина ставят аналогичную реакцию нейтрализации токсина с моновалентными сыворотками, используя в опыте соответственно 5 мышей.


Посевы материала для выделения клостридий ботулизма делают по методике, одинаковой для всех анаэробов. Причиной отравлений бывают главным образом продукты, консервированные в домашних условиях (овощи, фрукты, грибы, рыба, мясо и др.), а также рыба и колбаса, содержащие ботулинический токсин.


Профилактика и лечение. Для предупреждения ботулизма необходимо при консервировании продуктов соблюдать все условия, обеспечивающие их полную стерильность. В качестве специфической профилактики используют ботулинический анатоксин типов А, В, С, D и Е, который входит в состав различных комбинированных химических вакцин. Лицам, употреблявшим продукт, где, возможно, содержится возбудитель или ботулинический токсин, вводят как можно раньше противоботулиническую антитоксическую сыворотку. Она является также основным средством, применяемым для лечения ботулизма.

15-КОРИНЕБАКТЕРИИ ДИФТЕРИИ

Возбудитель дифтерии — Corynebacterium diphtheriae. Открыт в 1883—1884 гг. Клебсом и Леффлером.
Морфология и биологические свойства. Коринебактерии дифтерии — слегка изогнутые небольшие тонкие палочки размером 0,3—0,4*4—5 мкм, с небольшими булавовидными утолщениями на концах, в которых находятся зерна волютина. Спор и капсул не образуют, неподвижны. Характерными признаками этих бактерий являются

полиморфизм (наличие, помимо типичных палочек, длинных, коротких, ветвящихся форм, грушевидных), метахромазия (неравномерное окрашивание тела в связи с более интенсивно окрашивающимися зернами волютина) и расположение палочек в мазке под углом друг к другу, в виде «растопыренных пальцев», горсти булавок. Грамположительны. Зерна волютина хорошо выявляются при окраске по Иейссеру: тело бактерий окрашивается в темно-желтый, а зерна волютина — в темно-синий цвет. В носоглотке часто обнаруживаются ложнодифтерийные палочки Гоффмана, более короткие и толстые, чем дифтерийные, и находящиеся в мазках параллельно друг другу в виде частокола; зерна волютина у них обнаруживаются редко и располагаются беспорядочно.


Возбудитель дифтерии — факультативный аэроб. Температурный оптимум 37°С, рН 7,6—7,8. На простых питательных средах растет плохо. Для выращивания используют элективные сывороточные среды (Ру и Леффлера) и среды с теллуритом калия: кровяно-тёллуритовые (среда Клауберга), сывороточно-теллуритовые (среда/Гинсдаля), хинозольная среда Бучина. Коринебактерии дифтерии при росте на теллуритовых средах восстанавливают металлический теллур из теллурита калия, поэтому колонии их темного цвета. На чашке со средой Бучина колонии дифтерийных бактерий окрашены в синий цвет. Колонии на средах Ру и Леффлера выпуклые, блестящие, их рост напоминает шагреневую кожу. На бульоне Мартена характерен рост в виде пленки.


По культуральным, ферментативным и другим свойствам различают три типа коринебактерий дифтерии: gravis, mitis, intermedius. На теллуритовых средах бактерии типа gravis образуют колонии плоские, крупные, с радиальной исчерченностью и зубчатыми краями, серовато-черного цвета. Колонии коринебактерий дифтерии типа mitis более мелкие, выпуклые, блестящие, гладкие, черного цвета. Тип intermedius занимает промежуточное положение. Биохимические свойства дифтерийных бактерий позволяют дифференцировать их от непатогенных представителей рода Corynebacterium, а также разделить на типы (табл. 9).


Коринебактерии дифтерии ферментируют глюкозу, мальтозу, галактозу до кислоты, не изменяют лактозу, сахарозу, маннит, не разлагают мочевину (проба на уреазу), продуцируют фермент цистиназу (проба Пизу). Бактерии типа gravis ферментируют крахмал, а типа mitis не ферментируют.


Токсинообразование. Дифтерийные бактерии образуют сильный экзотоксин, который при введении в организм избирательно поражает сердечную мышцу, надпочечники и периферическую нервную систему. Дифтерийный токсин — простой белок, состоящий из двух фракций: фракция А связана с токсической функцией, фракция В — с функцией прикрепления токсина к чувствительным клеткам организма. Силу токсина определяют на морских свинках и измеряют минимальной смертельной дозой (Dim), убивающей животное массой 250 г в течение 4 дней. Дифтерийный токсин малоустойчив, легко разрушается при 60°С под действием солнечного света и различных химических веществ. Под влиянием 0,3—0,4% формалина и выдерживания при 40°С в течение месяца превращается в не ядовитое соединение — анатоксин. Анатоксин сохраняет иммуногенные свойства и его используют для иммунизации людей.


Ранее считали, что токсигенным является тип gravis, а тип mitis нетоксигенен. Однако в последние годы установлено, что бактерии типов как gravis, так и mitis могуг быть и токсигенными, и нетоксигенными.


Устойчивость. Дифтерийные бактерии довольно устойчивы к низкой температуре. В высушенной дифтерийной пленке остаются жизнеспособными 3—4 мес, на различных предметах и одежде сохраняются много дней. Чувствительны к действию высоких температур: при кипячении погибают мгновенно, при 60°С — в течение 10 мин. Быстро гибнут при действии прямого солнечного света, дезинфицирующих растворов: 3—5% раствор карболовой кислоты убивает их в течение минуты.


Антигенная структура у дифтерийных бактерий изучена недостаточно. Описано 11 серологических типов, отличающихся между собой в реакции агглютинации со специфическими типовыми дифтерийными сыворотками.


5332462746706389.html
5332556620413702.html
    PR.RU™